Теория и устав

…В каждой армии есть свои достоинства и свои недостатки, короче, своя национальность, которая имеет огромное значение. Развивать это замечание в пределах этой заметки нет возможности по недостатку места. Но, я думаю, не нужно доказывать, что многие свойства народа и явления государственной, народной и общественной жизни самым решительным образом отражаются на организации, комплектовании и снабжении армии, а тактика, в свою очередь, самым действительным образом зависит от особенностей организации, комплектования и снабжения, а также от всего того, что следует подразумевать под бытовыми условиями армии.

Было бы ошибочно предполагать, что достаточно написать для армии хороший полевой устав или, еще проще, перевести для нее хороший устав с какого-нибудь иностранного языка — и дело сделано. Может легко оказаться, что идеальный (по «международным понятиям) устав окажется малопригодным, т.е. малопонятным, недоступным для данной армии. И чем древнее армия, чем больше в ней зарыто разного рода корней и традиций, тем труднее ее «переучивать». Это все равно что одним почерком пера взять и изменить все ее условия организации, комплектования и снабжения, что, до известной степени, может оказаться не под силу никакому перу на свете.
Наша народная пословица говорит: «Что русскому здорово, то немцу смерть», — и в этих словах заключается глубокий смысл, который, между прочим, может открыть глаза на многие выгодные свойства нашего народа и нашей армии, кстати, очень хорошо известные иностранцам. Но та же пословица может оказаться справедливой и в обратном смысле, с немца на русского, а потому да избавит нас Бог от переводных уставов.
Таковы некоторые признаки одной неосторожности, которую делают, по-видимому, защитники доктрины.
Другая, как было выше замечено, заключается в наклонности придавать теоретическим выводам слишком непреложное значение.
Те, кто следит за нашей военной литературой, за последние три-четыре года, вероятно, признают, что у нас за последнее время многие теоретические положения привыкли выражать весьма решительным тоном.
Был, например, спор о том, что выгоднее: наступление или оборона. В конце концов на страницах «Инвалида», насколько помню, победил наступательный дух. Но остался как-то в тени вопрос о подготовке к наступательной тактике, без которой эта тактика едва ли может быть особенно выгодной. Позднее зашел очень оживленный спор о том, в какой мере надо считаться с действиями и намерениями противника, чтобы победить его. В этом вопросе решительно восторжествовала «доктрина» об инициативе действий. В «указаниях по некоторым вопросам тактики» также говорится, что «они, т.e. действия противника, ни в коем случае не должны служить отправной точкой для нашего основного решения». А между тем — сколько побед одержано именно с этой «отправной точки», пользуясь ошибками противника! Один Аустерлиц чего стоит!..
(Русский инвалид. 1912. № 79. С. 3)

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий