Истина одна

Неудачная война наша с Японией, а также последняя война с Германией и Австро-Венгрией, естественно, должны были вызвать брожение военной мысли и некоторый ее подъем, причем, между прочим, поставлено на очередь обсуждение вопроса о военной доктрине. Началось оно не очень гладко; высказаны мнения, в такой мере несогласованные и несогласимые, что представляется неясным самое понятие о доктрине и определение ее содержания.
Когда говорят, что военная доктрина есть «пророческий глас военного гения», то с этим невозможно согласиться потому, что гений составляет случайное явление в жизни человечества, а если его не будет, то не услышится пророческий глас и, стало быть, не будет доктрины, которая при данном условии становится также случайным явлением. Когда говорят, что «военной доктриной называется угол зрения, под которым понимается военная история и освещается ее опыт и поучение», то такое определение представляется расплывчатым, неясным и неточным. Когда говорят, что в военной доктрине нужно различать три момента и что первый из них есть «взгляд на войну данного общества и правительства, еще лучше всего народа, если он для этого дозрел. Соответственно этому взгляду будут и внешняя политика вестись, и строиться вооруженные силы (до экономики и воспитания детей включительно)», — то такое определение представляется слишком широким, так как захватывает области, не имеющие прямого отношения к доктрине. В буквальном понимании доктрина есть учение, военная доктрина, военное учение; но это определение слишком общее, а более частное состоит в том, что военная доктрина есть то или иное понимание интеллектуальными силами данного военного мира, сущности явлений войны и образа действий войск при различных их положениях.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Единая военная доктрина

В последнее время все чаще и чаще провозглашается в нашей военной повременной печати лозунг «единства военной доктрины» и некоторые авторы возлагают на военную академию задачу выработки такой доктрины.
К сожалению, содержание статей провозвестников этой идеи исчерпывается общими местами, и трудно сказать, в каких конкретных формах единство доктрины разумеется авторами. Они говорят то об «единстве взглядов», объединяющем всю армию, против чего нельзя было бы возразить, если бы можно было бы поручиться за правильность этих единых взглядов; то об «единстве тактического языка», очевидно тоже полезном, так как никто не станет доказывать, что приказания следует отдавать через переводчика; то, наконец, об единообразии применения полевых и строевых уставов.
Если к этому добавить, что в упомянутых статьях предполагаемая будущая «единая военная доктрина» приравнивается к суворовской науке побеждать, примененной к современным условиям ведения войн, то остается только развести руками.
Суворов и… доктрина! Ведь это сопоставление белого с черным, дня с ночью, инициативы, силы воли и светлого ума с пассивностью, безволием и педантизмом!
Очевидно, сторонники единства военной доктрины говорят не о ней, не о неизменном, установленном для всех и всем прививаемом учении, так как слово «доктрина» если не на общетактическом, то на всех человеческих языках именно только и означает такое учение, а о чем-то другом, туманном и неопределенном. Как бы мы ни открещивались от идей австрийского гофкригсрата восемнадцатого века, но это туманное и неопределенное все-таки представляет опасность попасть на дорогу, по которой некогда столь печально и упорно шествовало это пресловутое учреждение.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Эпоха Императрицы Екатерины II

На протяжении шестимесячного царствования Петра III армия приняла совсем другой вид; все в ней было переделано и притом без всякого уважения к давшим богатые результаты идеям Великого Петра и не считаясь с национальными особенностями русского народа.
Армия изменила одежду, приняв прусский вид; полки утратили свои территориальные названия, получив по немецкому образцу наименования по шефам; был введен прусский устав; все конно-гренадерские полки переформированы в кирасирские; первенствующее значение в армии получили иностранцы: принц Георг Голштинский, назначеный Председателем Военного Совета, сменившего конференцию, и принц Гольштейн-Бекский, назначенный начальником С.-Петербургской дивизии.
Для скорейшего распространения новых порядков в армии Император Петр III создал особую гвардию Голштинскую, комплектуемую исключительно людьми, не состоящими в числе подданных России. В этой новой гвардии Император хотел видеть учебные части, по образцу которых он желал пересоздать все полки русской армии, по мере их возвращения из-за границы.
Поспешная и своеобразная реформаторская деятельность Императора Петра III, возбудив всеобщее неудовольствие его подданных, привела к печальным для него результатам: 28-го июня 1762 г. он счел себя вынужденным отречься от престола, передав его своей царственной супруге.
Через несколько дней после этого отречения, а именно 6-го июля, Петр III скончался.
Кратковременность царствования Петра III, стремительность водворения новых порядков, преимущественно внешний характер реформ и пребывание большей части армии вне пределов государства привели к тому, что новые положения не были полностью проведены в жизнь, усвоены армиею и потому не имели большого практического значения, поселив лишь много недоразумений и внеся большую путаницу в наше военное законодательство.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Эпоха Императрицы Елизаветы

Императрице Елизавете и всем, возведшим ее на престол, в первое время после переворота, очевидно, было не до каких-либо новых реформ в военном деле. И, действительно, со вступлением на престол Елизаветы новые деятели на армию не обращали почти никакого внимания вплоть до конца 1750-х годов, когда были предложены в этой области меры графа Петра Ивановича Шувалова.
Но если деятели переворота, поглощенные другими заботами, и не интересовались армией, то на страже ее интересов пытался было стать другой, оставшийся от времен Императрицы Анны, фельдмаршал, не игравший влиятельной роли в предшествовавшую эпоху, скромный Ласси, почти единственный генерал, прошедший славную боевую школу Петра I.
1-го декабря 1741 г., т.е. спустя только 6 дней после вступления на престол Елизаветы, по предложению Ласси, при Высочайшем дворе состоялось министерское и генералитетское собрание, на котором общим мнением было положено вернуться к Воинскому Штату Петра Великого, а 21-го января 1742 г. «по присланному из Правительствующего Сената указу велено, не учреждая особливой комиссии, Воинский Штат, по Высочайшей Ее Императорского Величества апробации, рассмотреть и во исправность привесть в Военной Коллегии, к чему призывать из обретающихся в С.-Петербурге генералитета».
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

История военного искусства как наука

…В 1885 году в «Энциклопедии военных и морских наук», составленной под главной редакцией Г.А.Леера, появилась статья профессора Николаевской Академии Генерального Штаба Н.Н. Сухотина, специально посвященная исследованию вопроса, что такое военное искусство.
Н.Н. Сухотин писал: «Целесообразное устройство (организация), употребление и работа (эксплуатация) таких (соответствующих для достижения целей войны) сил и средств в видах войны и составляет достояние военного искусства»… В своем дальнейшем изложении Н.Н. Сухотин еще больше развивает эту мысль, поясняет ее и вполне научно ее обосновывает.
Он говорит: «По существу эти силы и средства разделяются на две категории: к одной относятся: естественные — духовной и материальной природы; ко второй — человеческого творчества, выражающегося в способности создавать новые сочетания естественных сил и средств.
По отношению к войне творчество обусловливается стремлением усилить естественные способности и средства человека и массы к ведению войны для более верного успеха в вооруженном столкновении. К 1-й категории сил и средств относятся: 1) человек-воин, масса воинов с их духовной и материальной природой, 2) пространство, 3) время, 4) силы и средства природы. Ко 2-й категории — все орудия и средства, созданные человеком и которыми он пользуется в видах войны, для боя с целью нападения и защиты, для перемещения, самосохранения. Относительно незначительная часть средств этой категории имеет специально военный характер.
Главным образом, военное искусство имеет дело с орудиями и средствами творческой области вообще или пользуясь ими в их первичном виде, или видоизменяя их соответственно специальной цели войны.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Метки: | Добавить комментарий

Единство военной доктрины

Совершенно естественно, чтобы в основу военной доктрины легли вечные незыблемые принципы военного искусства.
Истина неоспорима. Академия несомненно и руководствуется ими, национальными особенностями нашего военного искусства, приемами ведения современной войны, современного боя, в трудном деле установления отправных взглядов, военной доктрины…
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Устав и доктрина

Работа в армии в духе единой доктрины, единых взглядов, конечно, желательна, но при непременном условии, чтобы в основании доктрины лежали незыблемые принципы военного искусства; иначе доктрина, кроме вреда, ничего не принесет. Работа членов гофкриг-срата, современников Суворова, была также в духе единой военной доктрины, и результаты этой работы нам известны. Во всяком случае, гораздо лучше, если армия будет работать, не руководствуясь единою доктриною, чем идти в работе по ложному пути, могущему привести только к полному упадку военного искусства…
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Современная организация русской армии

1. Полевые войска
Пехота полевая состоит из 59 пехотных дивизий (3 гвард., 4 гренад. и 52 арм.), 11 сибирских стрелковых дивизий, 17 стрелковых бригад и не входящего в высшие соединения собственного Его Императорского Величества сводного полка.
Кавалерия состоит из 18 кавалерийских дивизий, 6 казачьих дивизий, 3-х отдельных кавалерийских бригад, 3-х отдельных казачьих бригад, отдельной Уссурийской конной бригады, 2-х отдельных регулярных полков (20-й драгунский Финляндский и Крымский конный), 4-х отдельных казачьих полков, 2-х отдельных казачьих дивизионных и 10 отдельных казачьих сотен…
Артиллерия полевая разделяется на: 1) легкую, 2) горную, 3) мортирную, 4) тяжелую, 5) конную и 6) конно-горную…
Всего в артиллерии имеется: 1) 71 артиллерийская бригада (3 гвард., 4 гренад., 52 номерных, 11 сибирских стрелковых и гвардейская конно-артиллерийская); 2) 17 стрелковых артиллерийских дивизионов (по числу бригад); 3) 35 мортирных артиллерийских дивизионов (гвард., гренадер., № 1–25, 3 Кавказских и 5 Сибирских); 4) 7 тяжелых артиллерийских дивизионов (5 номерных и 2 сибирских); 5) 12 конно-артиллерийских дивизионов; 6) 3 конно-горных артиллерийских дивизиона и 7) 3 отдельных батареи.
Инженерные войска состоят из: 1) 39 саперных батальонов: гвард., гренад., № 1–25, 3-х Кавказских, 2-х Туркестанских и 7 Сибирских; 2) 9 понтонных батальонов и одной понтонной роты; 3) 7 искровых рот; 4) 4 осадных парков; 5) 2-х воздухоплавательных рот; 7) 3-х авиационных рот и 8 ) одного железнодорожного полка и 14 железнодорожных батальонов (из них 3 пограничной стражи).
Читать далее

Рубрика: Статьи | Метки: | Добавить комментарий

О военной доктрине

Я думаю, что доктрина есть совокупность общих основ, характеризующих принятое в армии учение о бое и подготовке к нему в широком смысле слова.
Основы эти проникают сквозь всю толщу армии и прививаются ей путем соответствующего ведения, т.е. воспитанием, специальным образованием и всем укладом военной жизни и службы.
Фундаментом для доктрины служат выводы из опыта военной истории и современное состояние военного дела.
Доктрина должна вполне соответствовать общему духу времени и складу военной жизни, а также — природным данным, особенностям и культуре народа. Иначе она не проникнет глубоко в массу армии, будет отвлеченной, книжной, а не жизненной, каковой непременно должна быть по существу и без чего не будет доктриной в настоящем значении этого слова.
Из этого следует, что одной общей, вполне одинаковой для всех военной доктрины быть не может; в силу тех или иных условий она может быть очень близка другой, но всегда будет от нее более или менее отличаться, носить на себе отпечаток известной особенности. И мы различаем доктрины немецкую, французскую и другие. Чем культурнее или самобытнее народ, чем определеннее проявляются в общей и военной жизни его природные качества и особенности, чем более организовано его политическое и социальное устройство, чем большую, наконец, борьбу пришлось и приходится вести ему, тем определеннее и яснее выражена военная доктрина, тем больше будет отвечать она народной сути.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Организация войск в России

Прежде чем приступить к рассмотрению современной организации наших Вооруженных сил, следует проследить вкратце постепенный ход их развития со времени Петра Великого, когда организация нашей армии установилась на прочных началах и состав ее в мирное время был определен точными штатами.К концу царствования Петра Великого армия заключала в своем составе пехоту, кавалерию и артиллерию; инженерных войск, как отдельного рода оружия, не было образовано. Кроме того, к армии принадлежали: гарнизонные войска (68 тыс.), ландмилиция (10 тыс.), казаки и слобожане (55 тыс.). Общий состав Вооруженных сил доходил до 220 тыс. чел. Состав частей как в мирное, так и в военное время оставался тот же самый. Высших соединений, кроме полков, в армии не было, но в военное время полки сводились в бригады и дивизии. Царствование ближайших преемников Петра Великого не ознаменовалось существенными реформами в области организации Вооруженных сил.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Метки: | Добавить комментарий